Оцените материал
(29 голосов)

Последние дни ноября 2000 года в окрестностях селения Центорой Чеченской республики выдались исключительно солнечными и теплыми, однако ночи, как и везде на Кавказе в это время, были прохладными. Прелесть ночного неба, усыпанного звёздным дождём, уже подмачивала холодная сырость, проникающая даже в человеческий сон путника, решившего заночевать в укромном месте подножья гор. Гор, которые величественно упираясь своими снежными вершинами в непостижимые высоты, на протяжении многих веков созерцают происходящее вокруг.




Эти горы видели и заселение их людьми, впоследствии получившим имя Чеченский народ, и гордого Шамиля главы имамата Чечни и Дагестана, собравшего под своё знамя многочисленные смелые народности Кавказа под флагом газавата, который негласно поддерживали Османская империя и Англия, впоследствии пленника и почётного гостя русского царя. Также видели генерала Ермолова, героя войны 1812 года, командующего русскими войсками в здешних местах, воевавшего с Шамилем, проконсула Кавказа, имевшего четверых сыновей, ставших офицерами Русской армии, от местных женщин и одного от русской крестьянки. Видели Советское время, вторжение немецко-фашистских войск и ожесточённое сопротивление им всех народов. Горы и укрывали, и защищали, и наоборот – выдавали и казнили. Кавказ!

Среди этой природной красоты, исторической тайны и великолепия располагался наш сводный отряд СОБР в составе группировки федеральных сил России в вышеупомянутом районе под командованием генерала Российской армии Макарова.

На склоне горы находился лагерь с чётко, по-армейски, расположенными палатками и организованной системой обороны. Своеобразный небольшой, замкнутый мир, мир людей, выполняющих служебный долг, военнослужащих и сотрудников МВД, находящихся в командировке.

Интересен этот мир тем, что с первого взгляда, сверху, видится скопление людей, техники, спрятанных от постороннего глаза складов с боеприпасами, провизией и другого имущества. Но если присмотреться получше, проникнув своим сознанием в каждую отдельное подразделение, группу людей, то можно увидеть особенности службы, человеческого общения и взаимоотношения характерные только для этих людей, собранных судьбой в одной палатке, которая является для них настоящим домом, а окружающие становятся родными. Люди начинают понимать друг друга без слов.

В один из ноябрьских вечеров нам поступил приказ от командующего группировкой, быть готовыми по раннему утру, в составе колонны 247 десантно-штурмового полка выдвинутся в район села Зандак и принять участие в проведении разведывательно-поисковых мероприятий.

Весь вечер и половина ночи мы готовили необходимое нам снаряжение и оружие. Начальник боевого отделения СОБР Николай Гирин распределил обязанности и готовился сам, изучая карту местности, где нам предстояло работать. Наш небольшой коллектив понимал друг друга без слов. Каждый знал, что ему делать. И так было в каждой палатке по соседству, где люди собирались к выполнению задачи.

До рассвета мы уже расположились на армейской боевой машине пехоты. Небо было затянуто тучами, скрывавшими от нашего взора некогда искристый звёздный свод. Сыпал мокрый снег. Войсковая колонна тронулась. Несколько десятков километров ехали долго. Сапёры проверяли путь, походное охранение делало свою работу. Мы в ядре колонны. Снег перешёл в дождь. От вчерашнего расслабленного существования не осталось и следа. Каждый из сидящих на «броне» товарищей контролировал свой сектор. Колонна это семья, каждая единица техники – член семьи, готовый в любую минуту встать на защиту всех.

Прибыли на место к вечеру, расположились недалеко от села Зандак, получили задание поутру выходить в рейд в составе разведгруппы, состоящей из военнослужащих десантников.

На рассвете пошли. Выстроившись в боевой порядок, разведгруппа уходила в горы. Остались позади подразделения, обеспечивающие артиллерийское и миномётное прикрытие, и связь. Все наготове, каждый един в своих действиях с товарищами, ожидание встречи с противником постоянно. Мы в ядре группы. По склону горы, используя заросли кустарников и лес движемся вперёд, вверх. Каждый в группе, что солдат десантник, что войсковой офицер, что сотрудник СОБР нагружен боеприпасами, минами под завязку. Рейдовые рюкзаки за спиной, оружие наготове, след в след идём всё выше и выше. Поздняя осень. Промозглая, мелкая дождливая пыльца висит в воздухе вокруг нас. Возможно, только мне казалось, что каждый ботинок из-за налипающей мокрой земли на подошве весит больше меня. Изредка возникала возможность присесть на колено, но это только при организации круговой обороны, когда головной дозор обследует место, показавшееся им опасным. Шли весь световой день. Под вечер, на подходе к интересующему нас району, я увидел, что один из молодых солдат, идущих впереди меня, опустился на четвереньки и не встаёт. Он, помимо оружия и имущества нес спаренный огнемёт «Шмель».

Рядом оказался командир десантно-штурмового взвода лейтенант ВДВ Давыдов Михаил. Я был знаком с ним до этого. Опустившись рядом с солдатом на колено, лейтенант поднял рукой, свободной от автомата голову парня и спросил: «Как тебя зовут, солдат». Тот ответил: «Лёха». «Лёха, вставай, тебя ждут дома», сказал офицер ВДВ, забрав у солдата огнемёты и рейдовый мешок, помог парню встать. И дальше, на протяжении долгого времени тащил на себе груз, давая возможность молодому бойцу прийти в себя. Русский офицер.

Позже мы вышли в указанный район, обследовали его, обнаружили базу вооружённых боевиков, которые оборудовали её по всем правилам боевого искусства. Нашей разведгруппой она была уничтожена.

Расположившись на привал уже высоко в горах, в кромешной и колючей от падающего с неба сырого снега темноте, мы имели возможность поесть и по очереди отдохнуть. Те, кто не отдыхал – несли службу в сторожевом охранении. В эту ночь случилась перестрелка одного из постов с неприятелем. Но всё закончилось благополучно.

Утром я проснулся и, не открывая глаз, смахнул рукой с лица, нападавший на меня за короткий промежуток времени отдыха, снег. И яркое солнце, играя мощными лучами между склонившимися надо мной ветками, сразу заполнило всё пространство вокруг. Моему взору открылась картина мироздания, о которой можно только мечтать. Мы находились почти на вершине горы, под нами – молочное море облаков с выступающими островками других вершин и всё залито и заполнено Солнцем, яркой, ослепительной, и далёкой, и близкой, и такой тёплой для нас звездой на фоне бесконечного, идеально голубого неба.

Перевалив через хребет, двигались вниз. Впереди ещё один световой день, в конце которого наша разведгруппа должна была выйти к месту встречи, где нас ожидала техника и закачивается рейд. Яркое солнце сопутствовало нам. Осенний воздух Кавказа, чуть нагревшись, вливался в нас тягучим ароматом вольных высот и просторов, и слегка подопревшей, опавшей уже листвой. Хотелось пить. Но группа двигалась без привалов вперёд.

Выбравшись на каменистый, поросший колючим кустарником склон, только что неспешно показавший себя утреннему Солнцу, я увидел на ветках, с оставшимися редкими жёлто-коричневыми листьями, россыпи красных, крупных, покрытых инеем после морозной ночи ягод. Рука сама потянулась к ним. Ничего прекраснее я не ел никогда. Обветренные губы растапливали подмороженную, покрытую инеем корочку ягоды и живая вода лилась сама в рот, одаривая путешественника удивительно нежной,кисловатой мякотью плода. Все насладились волшебным, по-кавказски щедрым подарком живой природы.

В тот день мы вышли к месту сбора и к ночи уже были в полевом лагере в своей армейской палатке, среди родных по духу людей из нашего общего боевого братства, проверенного не на словах, а на деле.

Много было дорог пройдено на Кавказе, много встречалось людей и в военной форме и мирных жителей, потомков стойкого Шамиля и отважного генерала Ермолова, объединённых общей для всех уже двухсотлетней историей.

Мне часто вспоминалась, встреченная случайно высоко в горах, ягода. Неоднократно задетая ночными морозами, она, искрясь на солнце кристалликами инея, сохранила в себе удивительный вкус и живую влагу, способную помочь человеку в горах.

Кавказ – удивительное место, где изредка сгущающиеся снежно-грозовые тучи долго не могут устоять перед яркими солнечными лучами и величественно-чистым небом.

Обушев К.В.

Прочитано 568 раз